Это интересно Любопытные факты о биржах, трейдинге, финансах и не только.

Ответить
09.09.2010, 11:29
Регистрация: 18.08.2008 / Сообщений: 8,856
Поблагодарили 2,792 раз(а) / Репутация: 2826

По умолчанию Забытая империя Османов

Забытая империя Османов

Часть 1

Государство Османов, извечный политический соперник Российской империи, на протяжении столетий следовало денежной традиции Востока. Лишь на рубеже XIX-XX веков денежная система Османской империи впитала в себя европейские инновации.

Серебряная свобода

Состояние денежной системы Османской империи на протяжении последних столетий ее существования трудно охарактеризовать иначе как хаос. В империи действовал биметаллический денежный стандарт со свободной чеканкой монеты. Основной денежной единицей до 1881 г. служил серебряный пиастр, делившийся на 100 курушей, а 1 куруш – на 40 пара.

В январе 1881 г. Османская империя предприняла попытку перейти к золотому стандарту, в связи с чем был введен золотой турецкий фунт (иногда называемый лирой и ливром), эквивалентный 100 пиастрам. В империи чеканили преимущественно серебряные монеты меджиди (mejidie) весом приблизительно 24 грамма. Ценность меджиди составляла 20 пиастров. Чеканились также монеты в 10, 5, 2, 1 и 34 пиастра. Другими популярными монетами были алтилик (altilik) в 6, 3 и 134 пиастра, бешилик (beshlik) в 5 и 234 пиастра, а также металлик (metallic) в 1, 4 и 34 пиастра.




В связи с бесконечными войнами, которые вела Османская империя, содержание металла в монетах неуклонно сокращалось. Кроме того, обесценение серебра в Европе сильно ударило по денежной системе Ближнего Востока. Оно вынудило правительство в 1880 г. отказаться от свободной чеканки монеты и снизить номинальную ценность меджиди до 19 пиастров. Пропорционально была уменьшена номинальная ценность и остальных монет. Тяжелое положение государственных финансов заставило власти обратиться к медной чеканке и выпуску бумажных денег.

Засилье иностранных денег

Дефицит предложения драгоценных металлов восполнялся экономикой за счет иностранных денег. На внутреннем рынке свободно обращались заграничные монеты, в частности, фунт стерлингов, приравненный властями к 110 пиастрам, и французская двадцатифранковая монета, оцененная в 218.25 пиастра. В отличие от местных денег, британская и французская валюты были свободно конвертируемы, что делало их привлекательными для использования в ближневосточной торговле. Но особой популярностью пользовался серебряный талер Марии Терезы, приравненный правительством Османской империи к 12 пиастрам.

Больше всего талер имел хождение в Аравии и Триполи (Африка), которые де-факто не знали других денег. По оценке турецких историков, территория обращения талера Марии Терезы представляла собой единую валютную зону. Фактически талер был первой унифицированной денежной единицей на юге империи, сложившейся под влиянием торговых взаимосвязей. В зависимости от региона в Османской империи обращались также и другие монеты. В частности, в Месопотамии наибольшей популярностью пользовались индийская рупия и персидский кран. Таким образом, в империи действовал свободный денежный выпуск, и различные эмитенты конкурировали между собой. Хаос, царивший в денежной системе, сопровождался беспорядочным установлением валютных курсов. Внутренняя денежная единица – пиастр – в каждом из регионов империи оценивалась по-разному. В то время как в столице золотой фунт стерлингов обменивался на 110 серебряных пиастров, в Адрианополе его меняли на 135 пиастров, в Иерусалиме – на 140, в Смирне – и вовсе на 180. Кроме того, курс различался в зависимости от объекта операции и участников сделки. В Константинополе по одним товарным операциям валютный курс фунта стерлингов составлял 108 пиастров, пo другим – законные 110 пиастров. В некоторых городах, например, Адрианополе, существовал острый дефицит разменной монеты, и вместо сдачи торговцы расплачивались частными бумажными расписками и металлическими пластинами.



Множественность эмитентов и валютных курсов приводила к значительным издержкам обращения, в результате чего эффективность функционирования денежной системы Османской империи находилась на одном из самых низких в Европе уровней.

Финансы для султана

Финансовый сектор империи образовывали многочисленные частные посредники, называемые саррафс (sarrafs). Финансовые посредники были задействованы в нескольких операциях. Во-первых, они финансировали внешнюю торговлю за счет необеспеченных векселей. Выписывая «фиктивные» долговые обязательства, они предоставляли кредит, которым пользовались торговцы. Во-вторых, начиная с 1760-х годов саррафс регулярно организовывали для султанов получение краткосрочных «персональных» ссуд в Европе.

В-третьих, с помощью разветвленной международной сети торговых и банковских домов саррафс выдавали гарантии для иностранных инвесторов, вкладывавших в империю. В-четвертых, финансовые посредники активно занимались спекуляциями на валютном и денежном рынках; в их обязанности входило проведение валютообменных операций и заключение своеобразных форвардных контрактов на будущую цену золота и бумажных денег. В-пятых, саррафс выдавали краткосрочные займы имперской казне. Наконец, в-шестых, они дисконтировали серджи (sergi) и хавале (havale) – векселя, выписанные министерством военных дел и другими государственными ведомствами.

С возникновением банковского дела саррафс сыграли ключевую роль в проникновении западных учреждений на рынок Константинополя. В частности, они выступали посредниками в рефинансировании внешнего долга Османской империи и создании местных филиалов зарубежных банков.

Новая банковская Калифорния

Первая бумажная эмиссия былa проведена правительством Османской империи в 1839 г. Банкноты имели срочность и подлежали погашению спустя восемь лет после даты выпуска. По банкнотам крупного номинала выплачивалось 8% годовых, а затем процентная ставка была снижена до 6%. Первые банки в Османской империи появились в середине XIX века. В 1847 г. был основан Banque de Constantinople, шесть лет спустя – Banque Ottomane, еще через семь лет – Union Financiere. Их учредителями стали предприимчивые греки, имевшие личные связи с двором султана. Первичная цель деятельности банков подчинялась государственным интересам, в частности, их главная задача была стабилизировать обменный курс бумажных денег по отношению к серебру. С тех пор как банкноты впервые появились на внутреннем рынке, процентная ставка по ним росла, что с учетом увеличения объемов эмиссии бумажных денег делало их слишком дорогими для бюджета правительства. В числе прочих задач, ставившихся властями перед банками, было снижение процентных платежей по банкнотам. Все три первые банка, открытые в империи, с течением времени были преобразованы или ликвидированы из-за их неадекватной финансовой поддержки со стороны властей.


Воспользовавшись тяжелым положением империи после Крымской войны (1853-1856 гг.), Европа сумела навязать стране невыгодные условия финансирования. О кабальных условиях, на которых представлялись займы, можно судить по первому соглашению от 1854 г. из общей суммы британского кредита, равной 3.3 млн. турецких фунтов, османская казна смогла получить только 2.5 млн. Остальные деньги были удержаны в качестве выплат по процентам и в счет предшествующих задолженностей. Тяжесть внешнего долга была столь велика, что на его погашение приходилось около половины всех расходов государства.

Поскольку денег не хватило на оплату жалованья чиновников, правительство султана было вынуждено объявить, что в течение пяти лет оно сможет выплачивать свои долги только в половинном размере. К 1879 г. ситуация настолько ухудшилась, что было заявлено о полном финансовом банкротстве Османской империи. После бюджетного кризиса правительство обратило свои взоры на Запад, посчитав, что греческие банковские эксперименты обречены на неудачу. Так в империи появились первые европейские банки Ottoman Bank, Credit Mobilier, Comptoir National d’Escompte, Pereire Brothers, Societe Generale de l’Empire Ottoman и ряд других французских финансовых учреждений. В начале XX века в стране осуществляли операции 15 филиалов европейских банков и лишь один национальный Сельскохозяйственный банк, образованный в 1888 г. Западные инвесторы рассматривали рынок империи не иначе как «Новую Калифорнию».

Частный центробанк

В июне 1856 г. в империи был учрежден квазицентробанк – Ottoman Bank. Устав находившегося в частной собственности банка был подписан в Великобритании, где располагалась его штаб-квартира, а ратифицирован султаном. Ottoman Bank всецело находился под британским влиянием. Он не имел никаких особых привилегий вроде монополии на выпуск банкнот или ведение госфинансов. Тем не менее, правительство Османской империи использовало его банкноты в качестве законного средства платежа.


Успешный опыт функционирования частного учреждения привел к преобразованию его в имперский банк. Imperial Ottoman Bank в течение длительного времени функционировал одновременно как госбанк и как министерство финансов. Владельцами имперского банка в основном были британские (59% капитала) и французские партнеры (37%), однако в состав его учредителей входило также правительство империи (4%). Закон о концессии, подписанный султаном Абдулазизом, наделял банк монопольным правом выпуска банкнот.

Правительство надеялось с помощью банка возродить экономику империи, пострадавшую после Крымской войны с Россией. Начав с финансирования нескольких государственных инвестиционных проектов, связанных с инфраструктурой Османской империи, банк перешел к коммерческим операциям. Благодаря широко распространенной сети отделений Imperial Ottoman Bank сумел занять лидирующее место на рынке вкладов, ценных бумаг и кредитов. Спустя десять лет, в феврале 1875 г., владельцы банка подписали новое соглашение, по которому Imperial Ottoman Bank получил небывалые права управлять госбюджетом и финансовой системой. Соглашение также предусматривало продление монополии на денежную эмиссию еще на двадцать лет. Таким образом, частный банк полностью преобразился, став госбанком.


В течение русско-турецкой войны 1877-78 гг. банк вовсю кредитовал правительство, в результате чего его руководство вошло в госсовет по проблеме долга. Государственные финансы Османской империи фактически перешли под контроль банка. В качестве гарантии доходов ему была передана монополия на торговлю табаком, которую банк реализовал, учредив компанию Rеgie Cointеrеssеe des Tabacs de l'Empire ottoman. В середине 1880-х годов международное доверие к Османской империи было восстановлено. После длительного перерыва правительство сумело выйти на рынок внешних займов, и сокращение финансовой нагрузки на Imperial Ottoman Bank позволило ему заняться частными коммерческими операциями. Интересы банка переместились в сферу кредитования строительства железнодорожных линий, а также предприятий угольной промышленности.

Закат империи

Первая мировая война стала поворотным пунктом в жизни банковского учреждения. Османская империя воевала на стороне германо-австрийской коалиции, в результате чего правительства Франции и Великобритании рассматривали Imperial Ottoman Bank как «вражеское учреждение». Итог конфликта интересов оказался печален европейские директора банка подали в отставку, а само учреждение было лишено эмиссионной монополии. Тем не менее, банк сумел выжить благодаря своей коммерческой деятельности. После отмены денежной монополии в Османской империи возникло два эмиссионных центра частное учреждение Imperial Ottoman Bank и правительство, начавшее выпускать собственные банкноты в 1915 г. После войны за независимость (1919-1923 гг.) банк потерял приставку Imperial, став просто частным банком Ottoman Bank.


Согласно договоренности, Ottoman Bank сохранял функции госбанка. Однако такое положение продолжалось недолго. Турецкое правительство поспешило избавиться от иностранного влияния в лице Ottoman Bank, создав собственный эмиссионный банк. Центральный банк Республики Турция был зарегистрирован в Стамбуле в октябре 1931 г. (табл. 1). Власти наделяли его исключительным правом выпуска банкнот на тридцать лет. В 1955 году монопольное право было продлено до 1999 г., а в 1994 г. – на неопределенный период.


Свою первую денежную эмиссию центральный банк сумел провести только в 1935 г., когда завершилось действие концессии Ottoman Bank. Последний стал рядовым банком, однако его банкноты продолжали обращаться еще 13 лет.

Валютная судьба британского Востока

Часть 2.

В 1920 г. Лига Наций постановила, что Великобритании, ее доминионам, а также Индии отходит ряд территорий, оккупированных в ходе войны. Земли бывших Османской и Германской империй были поделены на части. На Ближнем Востоке Великобритания получила в управление Палестину, Трансиорданию, Ирак, в Африке – Танганьику, часть Того и Камеруна. За территориями, находившимися в зависимости от британской короны, закрепилось название «Содружество наций».

Верховный комиссар постановил...

Отобранные территории Ближнего Востока после окончания войны использовали в качестве средства платежа египетский фунт, эмитировавшийся Национальным банком Египта. С 1916 г. его курс был зафиксирован к фунту стерлингов. Денежное предложение египетского Центробанка полностью обеспечивалось ценными бумагами правительства Великобритании. На оккупированных территориях имели хождение также английские золотые соверены.

По соглашению между Францией и Великобританией от 15 сентября 1919 г. Сирия отошла под французскую опеку. Генерал Гурод был назначен верховным комиссаром Сирии и Киликии, а также главнокомандующим армии Ливана. Некоторое время египетский фунт продолжал обращаться на территории Сирии. Однако из-за дефицита конвертируемой валюты верховный комиссар постановил ввести на оккупированной территории национальную денежную единицу.

В 1920 г. Banque de Syrie получил концессию на монопольный выпуск местных денег. Банк представлял собой частный финансовый институт и принадлежал главным образом французским и британским акционерам. Банкноты, эмитированные Banque de Syrie, подлежали обмену в Париже по курсу 20 франков за один сирийский фунт.

Через четыре года по межправительственному соглашению Banque de Syrie получил право исключительной денежной эмиссии на территории Сирии и Большого Ливана в течение 15 лет. Хотя банкноты для Сирии и Ливана имели отличия, они могли свободно обращаться в обеих странах. Франция зафиксировала объем денежного предложения на уровне в 25 млн. фунтов. Банкноты в обращении должны были на 100% покрываться:

* золотыми монетами, золотом в слитках или обязательствами иностранных правительств, погашаемыми золотом;
* портфелем коммерческих бумаг в ливано-сирийских фунтах;
* обязательным депозитом в казначействе Франции.

Таким образом, Сирия в один момент перешла из биметаллической системы к золото-франковому стандарту.
В руках британской короны

В руках британской короны оказались гораздо большие территории: Палестина, Ирак и Аравийский полуостров. Палестинское правительство, стремясь изыскать дополнительные доходы, решилось на организацию собственных де-нежных властей. В феврале 1927 г. было сформировано Палестинское валютное правление (Palestine Currency Board), которое начало свою работу спустя девять месяцев.


Первоначальное денежное предложение валютного правления насчитывало 190 тыс. палестинских фунтов. Выведенные из обращения египетские фунты были предъявлены Национальному банку Египта, а полученные взамен фунты стерлингов образовали резервы валютного правления Палестины. Новоявленный палестинский фунт приравнивался к одному фунту стерлингов.

Политика Палестинского валютного правления носила новаторский характер. Порядка 84% активов денежных властей вкладывались в инвестиционные инструменты. Правление могло себе позволить эту недопустимую для других британских колоний «вольность», поскольку в Палестину не-прерывно прибывали еврейские поселенцы и привозили с собой свои сбережения. В результате экономика Палестины имела устойчивый приток капитала, и де-нежные власти могли не заботиться о пополнении резервов.

Активы валютного правления состояли преимущественно из ценных бумаг имперских и местных органов власти, а также долговых обязательств доминионов – Австралии, Новой Зеландии, Индии и британских африканских колоний. Вложения приносили ежегодно доход в 1/8 процента, что составляло сеньораж Палестинского валютного правления. Разделение Палестины на Иорданию и Израиль в 1946 г. привело к реорганизации денежных властей. Валютное правление продолжило проводить свои операции на территории Иордании вплоть до 1950 г., а в Израиле монополия на денежную эмиссию была предоставлена коммерческому банку Anglo-Palestine Bank (сегодня он носит название Bank Leumi le-Israel).

В 1915-1916 гг. Anglo-Palestine Bank эмитировал т.н. «зарегистрированные чеки», которые восполняли дефицит денег во время войны. На черном рынке они оценивались в 80-90% от номинала, что было выше, чем курс банкнот Banque Ottomane Imperiale. Наместник Палестины с подозрением относился к банку, поскольку его учредителями были англичане, с которыми шла война. И наместник распорядился банк ликвидировать, а все его чеки погасить. Однако британские войска захватили Палестину до того, как этот приказ был выполнен.

В секторе Газа банкноты Палестинского валютного правления продолжали обращаться вплоть до 1951 г., когда им на смену пришли египетские деньги.

В 1950 г. валютное правление Палестины сменило свое название на Иорданское валютное правление (Jordan Currency Board). Закон от февраля 1959 г. предусматривал замену института валютного правления на Центральный банк Иордании, однако эта возможность оставалась не-реализованной вплоть до 1 октября 1964 года.

Индийские рупии превалировали

Валютная судьба Ирака сложилась похожим образом. Решением правительства Великобритании после войны Ирак был включен в индийскую денежную систему, в результате чего рупия стала основным средством обращения. В 1931 г. под давлением местной политической элиты в Лондоне было сформировано Иракское валютное правление (Iraq Currency Board). Оно эмитировало новые конвертируемые иракские динары, равные по номиналу фунту стерлингов.

Несмотря на выпуск иракского динара, как и в Восточной Африке, индийские рупии превалировали в денежном обращении. Оккупационные власти рассматривали валютное правление в качестве временной меры, пока в Ираке не будет организован независимый центральный банк. Учреждение центрального банка, как полагали в метрополии, для независимой нации подходило больше. «Временная» мера просуществовала десять лет, Национальный банк Ирака был создан после Второй мировой войны, а реально начал функционировать в 1949 году. В нескольких британских колониях и протекторатах на Аравийском полуострове валютные правления действовали в 1950-1960 годах (табл. 1). До середины XX века большинство жителей Аравии использовало золотые и серебряные монеты, банкноты не пользовались большой популярностью из-за низкого доверия к ним. Главной денежной единицей на Аравийском полуострове выступала индийская рупия.


Широкое распространение бумажных денег вскоре побудило местные власти реорганизовать денежную систему. Валютные правления были созданы в Кувейте (1961 г.), Адене (1965 г.), Бахрейне (1965 г.), Катаре/Дубае (1966 г.) и Омане (1970 г.). Йеменская Арабская Республика являлась независимым политическим образованием и никогда не находилась под британской опекой. Тем не менее, в Йемене также было учреждено валютное правление. Валютное правление в Объединенных Арабских Эмиратах появилось в 1973 г., после обретения ими независимости. Однако официально оно носило вывеску «центральный банк».

«Солнце никогда не заходило...»

Колонии служили источником ценного сырья для метрополии. Хлопок, ливанский кедр, металлы, уголь, но, прежде всего нефть с побережья Персидского залива – все, словно пылесосом, втягивалось в метрополию и шло в топку британской промышленности. В 1909 г. британская империя занимала 20% территории Земли, на которой проживало 23% населения. Великобритании принадлежали территории в каждой части света.

Как образно выразился Р. Киплинг, «солнце никогда не заходило над британской империей». Хотя по промышленной мощи в начале XX века Великобритания стояла не третьем месте после Соединенных Штатов и Германии, она продолжала оставаться финансовым центром мира и главной торговой державой. Основой расширения британской империи являлась экономическая экспансия. Завоевания Британии следовали за ее инвестициями. Новые территории означали новые рынки сырья и новые объекты инвестиций.

Денежные власти колоний также работали во благо империи. Раскинувшаяся сеть валютных правлений служила опорой британскому финансовому сектору. Во-первых, резервы валютных правлений состояли из стерлинговых активов. Денежные власти колоний предъявляли устойчивый спрос на долговые обязательства Великобритании и ее доминионов. В результате расходы государственной власти на просторах империи покрывались за счет подконтрольных территорий.

Во-вторых, с помощью фиксации обменного курса регулировалось соотношение цен между метрополией и колониями. В отсутствие прямого транспортного сообщения между Великобританией и Ближним Востоком полноценный товарный арбитраж был невозможен, а условие паритета покупательной способности не выполнялось. Выбирая уровень фиксации валютного курса, метрополия определяла цену на колониальное сырье.


В-третьих, валютные правления не выполняли функцию кредитора последней инстанции. В отличие от развитых стран, где роль кредитора последней инстанции выполнял центральный банк или банковские коалиции, поддержку местным колониальным банкам оказать было некому. В результате иностранные банки получали значительное преимущество на финансовом рынке Ближнего Востока. В большинстве восточных колоний на внутреннем рынке доминировали филиалы европейских банков.
09.09.2010, 11:33
Регистрация: 18.08.2008 / Сообщений: 8,856
Поблагодарили 2,792 раз(а) / Репутация: 2826
Валютная деколонизация

Часть 3.

С окончанием I Мировой войны стерлинговая валютная зона приобрела стройные очертания. Участники стерлинговой зоны имели унифицированный валютный контроль по отношению к другим странам, однако в рамках самой зоны валютные ограничения отсутствовали, и внутреннее пространство зоны представляло собой свободный рынок. Участники зоны имели неограниченный доступ к британскому рынку капитала и де-нежному рынку в Лондоне.

Колониальный кризис и валютный распад

Крах британской колониальной системы в Африке, Азии и на Ближнем Востоке стал одним из ключевых событий второй половины ХХ столетия. Развал империи, пик которого пришелся на 1945-1965 гг., имел большие последствия. Он привел не только к пере-даче суверенных прав от метрополии бывшим колониям, но также и к изменению экономической картины мира. В новом постколониальном мире Великобритания уже больше никогда не имела такого влияния, как в эпоху империи.

Среди специалистов по экономической истории нет общего мнения о причинах краха. На наш взгляд, распаду стерлинговой зоны способствовало несколько макроэкономических факторов. На первое место среди них необходимо поставить нестабильность валюты метрополии. Стерлинговая зона на Ближнем Востоке начала разваливаться после того, как в сентябре 1931 г. фунт стерлингов был девальвирован на 20%.

Во-вторых, империя накопила огромные долги, выплаты по которым создавали давление на фунт стерлингов. Если в начале I Мировой войны Великобритания являлась сильнейшей в экономическом плане державой, на которую приходилось 40% мировых иностранных инвестиций, то к концу войны ее положение было подорвано. Страна находилась в долговой яме - долги перед США составляли порядка 850 млн. фунтов, на процентные платежи по которым шло 40% расходов госбюджета.

В-третьих, Банк Англии не располагал достаточным объемом золотых резервов для покрытия де-нежной эмиссии, часть которой оседала на Востоке. Накопленные колониями балансы в фунтах стерлингов в семь раз перекрывали резервы Банка Англии. Крупнейшими держателями стерлинговых балансов были Египет и Индия. Неоднократные попытки властей бывших колоний обсудить с представителями метрополии проблему необеспеченных балансов оказались безуспешными.

В-четвертых, распаду стерлинговой зоны способствовало введение валютного контроля в метрополии. На просторах стерлинговой зоны исчез свободный рынок, и каждый из участников зоны был предоставлен самому себе. Попытка Лондона вернуть былое могущество после Второй мировой войны привела к валютному кризису, который положил начало бегству ближневосточных стран из зоны влияния Великобритании.

Распад стерлинговой зоны (табл. 1) проходил в несколько этапов.

1. Потеря контроля над большей частью Аравийского полуострова в 1930-х годах, появление серебряной валютной зоны на территории эмиратов Саудовской Аравии.
2. Обретение денежно-кредитной независимости средиземноморскими колониями с окончанием II Мировой войны.
3. Социалистические революции в ряде мусульманских государств в 1960-х годах и трансформация их финансового сектора в монобанковскую систему.
4. Национально-освободительное движение на побережье Аравии в начале 1970-х годов и смена якорной валюты.

Серебряная зона на просторах пустыни

Серебряную валютная зону в Аравии образовывала территория, на которой обращались талеры. Наибольшую известность среди талеров получила монета Марии Терезы (1717-1780). Монету назвали в честь старшей дочери Чарльза VI, главы Священной Римской империи. В качестве торговой монеты талер Марии Терезы периодически чеканился с 1780 г. Через внешнюю торговлю австрийские деньги попали на Ближний Восток. Монеты Марии Терезы свободно обращались в Османской империи и Африке.

Талер пользовался неограниченным доверием международных торговцев. В отличие от колониальных денег, Австро-венгерская империя не навязывала его другим странам, талер распространялся исключительно по внешне-торговым каналам. В первую очередь, он использовался европейскими торговцами для закупки товаров в Ливане и Африке, где монета быстро получила признание благодаря чистоте металла. Спрос на талеры был столь высок, что монета продолжила существовать уже после смерти Марии Терезы. Талер пользовался такой бешеной популярностью, что ведущие колониальные страны - Великобритания, Франция, Италия, Германия и Австрия -выпускали его модифицированные копии для экспорта в Эфиопию и Аравию.

Даже после того как местные власти начали выпуск национальных банкноты и монеты, серебряный талер продолжал активно использоваться. В британских отчетах за 1916-1917 гг. можно найти такие свидетельства об обращении талера на берегах Красного моря: "Подобно жителям остальной части Османской империи, они используют доллар Марии Терезы. Он является официальной валютой и признан султаном".


В XX веке талер продолжал существовать во многих областях, испытывавших дефицит в местной валюте, особенно в Северной и Восточной Африке, а также на Ближнем Востоке (табл. 2). Оригиналом талера служила монета, отчеканенная в Гюнцбурге (Германия). Модификации талера выпускались на многих монетных дворах, включая Вену, Венецию, Лондон, Париж, Брюссель, Рим и Бомбей (табл. 2). Сейчас количество отчеканенных талеров Марии Терезы оценивается в 800 млн. штук.

Осколки империи обретают свое лицо

После войны в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН британский мандат на управление Палестиной был отменен. На территории Палестины предполагалось создать два независимых государства: еврейское и арабское. Последнее так и не было сформировано: Израиль в результате войны 1948-1949 гг. аннексировал часть арабской территории. Противостояние Израиля, поддерживаемого США, Великобританией и Францией, и мусульманского мира вылилось в перманентный конфликт, на десятилетие определивший политическую картину Ближнего Востока. Создание государственного банка Израиля обсуждалось в министерстве финансов в начале 1948 г., сразу после обретения Израилем политической независимости. Однако вопрос с организацией центрального банка был отложен в связи проблемами перехода прав на денежную эмиссию. В марте 1951 г. министр финансов Израиля назначил комитет по учреждению госбанка, который подготовил к концу следующего года проект центрального банка. Проект включал в себя общие рекомендации по организации банка и взаимоотношениям между банком и правительством.

Материалы работы комитета легли в основу закона о Банке Израиля. В августе 1954 г. Закон вступил в силу, Банку Израиля от Anglo-Palestine Bank перешел эмиссионный департамент, а от министерства финансов - департамент банковского надзора. Валютное регулирование было передано Банку Израиля от министерства финансов только в 1978 году.

С отменой ограничительных статей конституции независимость обрел Ливан. В 1943 г. страна формально была провозглашена независимой республикой. Полный вывод французских войск из Ливана завершился только в 1946 г. Одновременно французские войска покинули Сирию. В том же году Иордания (на месте которой Великобритания образовала Трансиорданский эмират) официально получила независимость. Тем не менее, вплоть до начала 1950-х годов метрополия имела право держать в Иордании войсковые части и военные базы.

Приготовления к созданию центрального банка Иордании начались позже, чем в Израиле. Закон о Центробанке был предписан в 1959 г., но реально денежные власти начали свою работу в октябре 1964 г. Центральный банк Иордании унаследовал активы и пассивы Палестинского валютного правления. Банк полностью принадлежал правительству, и в целях увеличения денежного предложения его капитал был доведен с 1 млн. до 18 млн. иорданских динаров.

Планы метрополии опрокинуты

После потери средиземноморских колоний на Ближнем Востоке Великобритания предприняла решительную попытку сохранить за собой контроль над Аравийским полуостровом. Саудовская Аравия с ее непокорными шейхами была потеряна империей еще в 1932 г. Управляемыми территориями оставались только княжества вдоль побережья Персидского залива и Красного моря. С окончанием II Мировой войны на территории Аравии предполагалось создать подконтрольную федерацию, состоящую из девяти княжеств, а также Бахрейна и Катара. Однако волна национального освободительного движения опрокинула планы метрополии. В 1970 году после длительной политической борьбы власти Омана получили относительную свободу от Великобритании. На следующий год империю покинули ОАЭ, состоявшие на тот момент из шести княжеств, а также Бахрейн и Катар.

Обретение политической независимости являлось необходимым условием для организации национальных денежных властей. Первая задача, которая стояла перед ними, заключалась в эмиссии внутренней валюты. Арабским странам предстояло выйти из сферы директивного влияния британской валютной зоны и обрести эмиссионную независимость. Далее шла задача организации банковской системы. В течение десятилетий на Аравийском полуострове отсутствовали местные банковские учреждения, в результате чего финансовые услуги предоставляли филиалы зарубежных банков. Большинство арабских государств учредило национальные центральные банки в первые годы своей независимости.

Директивная Бреттон-Вудская система

В период действия Бреттон-Вуд-ской системы государства Ближнего Востока фиксировали обменные курсы к золоту. Фиксация происходила опосредованно, как правило, через доллар США, в некоторых случаях через фунт стерлингов. На практике валютный курс плавал в диапазоне ±1%. Нередко он выходил за границы колебаний, установленные соглашениями Международного валютного фонда. К примеру, курс турецкой лиры мог отклоняться на 5% в обе стороны от официального паритета.

В терминах рыночной экономики политика стран Ближнего Востока не представляла собой традиционную фиксацию курса. Все они прибегали к ограничениям валютных операций. Наиболее популярные меры валютного контроля состояли из нескольких ограничений:

* проведение валютных операций через уполномоченные банки или государственный банк реконструкции и развития;
* обязательная продажа денежным властям валютной выручки от экспортных операций;
* множественность валютных курсов: завышенные курсы для импортных и финансовых операций;
* фиксация обменного курса для торговых операций и введение свободно плавающего валютного курса для операций на финансовых рынках;
* специальные счета для нерезидентов, средства с которых могут использоваться в рамках установленных норм и административных разрешений;
* лимиты по наличным операциям с иностранной валютой для резидентов и с национальной валютой для нерезидентов;
* запрет частных операций с золотом.


Фактически фиксированный курс поддерживался административными мерами. Власти директивно назначали обменный курс национальной валюты, и участники рынка были вынуждены проводить легальные операции по "спущенному сверху" курсу. Альтернативой служил только параллельный неофициальный валютный рынок. На "черном" рынке валюта торговалась с премией, зависевшей от степени развития национальной экономики.

В Турции, к примеру, премия на неофициальном валютном рынке составляла 30-60%. Несмотря на такой большой размер, премия была меньше, чем разница между официальными курсами. В частности, обменный курс по экспорту на 40% превышал курс по импорту. В менее развитых странах валютная премия достигала сотен процентов, к примеру, в Сирии доходила до 250-400%.

Некоторая часть государств Ближнего Востока и по настоящий день продолжает фиксировать курс при поддержке мер валютного контроля. Для этих стран характерна валютная монополия и директивное планирование внешней торговли. Неконвертируемыми валютами сейчас обладают Ирак, Иордания и Сирия. Тем не менее существуют и противоположные примеры.

На Аравийском полуострове в 1960-1970-х годах полностью отсутствовала национальная финансовая система. Кроме того, нефтяной бизнес приносил достаточные доходы как частному сектору, так и государству. Макроэкономическая структура арабских стран позволила им после обретения независимости в короткие сроки ввести полную конвертируемость. В 1970-х годах на полную конвертируемость перешли Саудовская Аравия, Оман, Объединенные Арабские Эмираты, Катар, Кувейт. Перечисленные страны и сегодня сохраняют конвертируемые валюты. Однако спрос на них невелик, и несмотря на отсутствие ограничений, арабские валюты не пользуются популярностью на FOREX.

Сергей Моисеев www.spekulant.ru
Ответить


Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.



Текущее время: 01:57. Часовой пояс GMT.


Перевод: zCarot
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.
SEO by vBSEO