Новости мира и политики Экономические, политические и социальные новости. Самое важное за день.

Ответить
19.02.2013, 12:06
Регистрация: 18.08.2008 / Сообщений: 8,856
Поблагодарили 2,792 раз(а) / Репутация: 2826

По умолчанию Евро и полет шмеля

Евро и полет шмеля

В июле 2012 года, выступая перед банкирами в Лондоне, глава Европейского центрального банка Марио Драги сравнил евро со шмелем. "Шмель - это чудо природы, он не должен летать, но он летает. Так вот и евро очень неплохо летел на протяжении нескольких лет". Но, "вероятно, что-то изменилось". Поэтому "шмелю придется стать настоящей пчелой. Именно это сейчас и происходит". На самом деле, для ученых в полете шмеля нет ничего таинственно-чудесного: он совершает 200 взмахов крыльями в секунду. Совершенно очевидно, что такой скорости можно добиться не работой мышц, а только лишь вибрацией. Представьте себе эффект от взмаха волшебной палочкой, и сравните его с эффектом вибрирующего камертона. Тонкие силы всегда гораздо мощнее. Итак, готова ли Еврозона вибрировать, а не играть мускулатурой? За последние три года в Европе произошло три важных изменения. Гибкие финансовые правила и жесткие монетарные политики сменились на прямо противоположные.

То же самое случилось с жестким трудовым законодательством и попустительским финансовым регулированием; европейская система надзора и глобальные механизмы реагирования в чрезвычайных ситуация тоже переродились заново. Это полезные и нужные трансформации. К сожалению, в монетарной и фискальной политике они произошли с большим опозданием.

Первая и одна из самых главных проблем появилась в 1999 году, одновременно с самой Еврозоной: практически все национальные министерства финансов считали своим долгом обойти фискальные правила валютного союза. ЕЦБ же являл собой образчик честности и высокой нравственности, его дисциплинированность всем шла на пользу. Инфляция резко снизилась, особенно в бедных странах. В 1995 году в Португалии и Греции она была в три раза выше, чем в странах Северной Европы; к 2008 году ставки уравнялись.

Избавившись от головной боли, вызванной дестабилизирующими колебаниями валютного курса, терзавшими всю послевоенную Европу, страны смогли существенно повысить объемы торговли, в частности, в наиболее крупных экономиках. В 1990 году экспорт Германии не превышал 25% от ВВП; к 2008 году он увеличился почти в два раза, до 48%. Монетарная стабильность снизила стоимость кредитования. Процентные ставки в Греции и Португалии в 1990-х достигали 20%; к 2008 году они опустились к 2.5%, то есть, до уровня немецких.

Все, что ведет к снижению инфляции, увеличению объемов торговли и формированию процентных ставок ниже темпов экономического роста, можно считать благом. Поэтому единый рынок и общая валюта принесли Европе немало хорошего. Однако, уравняв государственные облигации всех стран, ЕЦБ дал рынкам ложный сигнал. Предполагалось, что валютный курс в регионе будет фиксированным и единым для всех, но процентные ставки по государственным долговым бумагам должны были демонстрировать различия в экономиках отдельных стран.

Небольшие вибрации, вызванные постоянной сменой дифференциала процентных ставок, скажем, в Германии и Греции, помогли бы европейскому шмелю взмыть в небо. А он парил в облаках, лишь благодаря ветрам процветающей мировой экономики. Теперь шмель учится летать самостоятельно. Европейские институты изменились.

ЕЦБ теперь может выполнять функции кредитора последней инстанции, как и его коллеги в США и Великобритании. Фискальная структура Европейского Союза эволюционирует, становясь более однородной и координированной. Сегодня правительство Греции вообще не может брать займы, а Ирландия должна выплачивать высокие проценты; Франции, вероятно, тоже вскоре придется платить больше, а для Германии кредиты еще подешевеют.

Рыночные сигналы снова работают, так оно и должно быть. Более того, европейские правительства запустили структурные реформы, остановленные в начале 2000-х. Дефициты текущих счетов в периферийных странах сократились в два раза, снизились потери конкурентоспособности, скопившиеся за последнее десятилетие, начались важные реформы, направленные на повышение гибкости рынка труда, отказ от протекционизма в некоторых промышленных отраслях. Однако многое еще предстоит сделать.

Европе нужно повышать качество регулирования финансовых потоков, которые текут в правильном направлении, но слишком непостоянны, наводняя наименее развитые европейские экономики, когда денег у них и так много, и пересыхая в период кредитного голода. Финансовые потоки можно стабилизировать при помощи консервативных национальных политик и единой системы регулирования, которая будет гарантировать, что они вдруг не исчезнут при первых признаках замедления темпов роста экономики. Здесь нужны легкие вибрации, а не мощные политические мускулы. На реформы нужно время, но это не мешает нам признать, что уже многое сделано.

Третье изменение - это география надзора. В начале кризиса политики Евросоюза считали мировые финансовые институты источником денег на случай тревоги, но вовсе не контролером для европейских экономик. В последние три года Европа стала больше полагаться на глобальное управление и организацию в противовес региональным. Конечно, европейские лидеры охотнее оставили бы механизмы управления и фонды помощи региональными. Но с практической точки зрения проще, когда мировая финансовая и надзорная система генерирует вибрацию, добавляя Европе необходимый динамизм. Кроме того, этот подход в большей степени созвучен с тем советом, который Европа раздает другим.

На семинаре по евро, который мы провели в Токио, эксперт из Азии отметил, что в начале кризиса европейцы не делали того, что они проповедовали в период азиатского финансового кризиса. Тогда Европа (и Америка) утверждали, что Азия никогда не сможет сама себя дисциплинировать, поэтому механизмы монетарного, фискального и финансового контроля должны быть глобальными, а не региональными. "Надеюсь, что европейцы тогда заблуждались", - таков был смысл высказывания, - "потому что в противном случае, они заблуждаются сейчас".

В Лондоне Драги пообещал, что ЕЦБ "сделает все необходимое", чтобы сохранить евро. Рынки поверили и начали расти, но континент по-прежнему охвачен кризисом. Европа не может чудесным образом превратиться в "настоящую пчелу". Да ей это и не нужно. Главное продолжать маленькими шажочками двигаться к цели, позволяя рыночным силам дисциплинировать рабочих, бизнес, банки и правительства.

Подготовлено по материалам Project Syndicate
Ответить


Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.



Текущее время: 22:07. Часовой пояс GMT.


Перевод: zCarot
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.
SEO by vBSEO